stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Отрывок из десятилетней давности статьи Владимира Березина с критикой моей первой книги

Ладно, чего мы в праздник, в день рождения книги, и о психбольных, да пьяных?
Давайте лучше вспомним, что писали и говорили люди о книге, появившейся на свет ровно десять лет назад.
Да, как раз 18 июня 2006-го года я приехал в Москву для встреч с читателями и журналистами.



Есть другой полюс кулинарии – и его представляет Сталик Ханкишиев. Этот подход называется «кухня-праздник». Собственно, и сам Ханкишиев – человек-праздник: неистовый, кипящий, по-настоящему восточный.

Можем ли мы каждый день отдать празднику? Нет, однако кулинарный праздник – не секс, ему очевидно, можно быть чаще, чем раз в год. В книге Сталика есть история о людях, что ввечеру ведут беседу. И вот рассказывается, что в Маргилане в одной чайхане собирались люди, случайным образом принося туда кто рыбу, кто яблоки, а кто лепешки. Однажды в чайхану приходят всего двое – один с картошкой, а другой с мясом, но в беседе забывают о казане над огнем и, когда стемнело, с досадой поднимают крышку на забытом казане. Там пахнет будто пирожком, мясо кажется печеным. Собственно, это хорошая иллюстрация к экономности и экономии на кухне – с одной стороны, «пирожок» вовсе не отнял времени, а с другой стороны, он готовился несколько часов. Блюдо готово – и действительно вне времени и вне суеты.

Так Восток отвечает на эргономику Запада.

Ханкишиев спекулирует на самом болезненном для мужчины комплексе – на мужском самолюбии. Он как бы говорит: «Брат, ты можешь отъесть себе брюхо на сосисках. Ты можешь наесться до отвала макаронами. Но не лучше ли ты будешь выглядеть, когда стоишь (пусть такой же толстый, как и был) рядом с кумирней мангала, с алтарем казана. Ты не унылый потребитель, а жрец». Для нормального мужчины этот призыв звучит не менее действенно, чем призыв политрука, поднимающего роту в атаку.

«Мужская» кухня в России – традиционно восточная. Красавец-мужчина в народной мифологии чаще всего связан с шашлыком и пловом (или, по той же мифологии, с Кавказом и еще с чем-то вроде знаменитого Абдуллы, что говорил красноречивее, чем Омар Хайям, пока его не застрелил товарищ Сухов).

Когда-то Остап Бендер придумал список слов «восточного орнамента» для написания статей о Средней Азии: «Урюк (абрикосы) – плов (пища) – пиала (чашка)...)».

Остап Бендер сам нетвердо понимал значение этих слов. А вот Ханкишиев чрезвычайно хорошо владеет всем этим восточным орнаментом – шашлык-машлык, баран-айран, курдюк-урюк превращаются в реальную, существующую еду. И, обладая особой харизмой, он осуществляет очень важную функцию – эти слова объясняет и возвращает читателя от рецепта приготовления рисовой каши с мясом к описанию действий по магическому приготовлению плова. На полях книги болтаются объяснения-рассказы о зире, которую часто в средней полосе России путают с тмином, и песнь курдючных баранов, у которых под хвостом целый шар курдючного сала весом от пяти до тридцати килограммов или такой крик души: «Порошкообразные специи, будучи опущенными в разогретое масло первыми – до лука и чего бы то ни было еще, – сгорают в течение пятнадцати секунд – запишите это себе на стенах вашей кухни!»...

Ханкишиев превращает восточный кулинарный орнамент из набора слов в обряд, шоу, праздник. Подбавляют этому радости собственноручные фотографии, что сближают Восток и Запад, сопрягая рис и баранину с роскошью голландских натюрмортов.

Один стиль родом из глянцевых женских журналов, другой – родом из мужского представления о празднике. Никто не прав в полной мере – и все оттого, что люди разные. Одному нужны быстрота и технологичность («Укрощение строптивой кухни» – не лучший пример точности технологии, но все же идет от техники), другой может позволить себе восточный спектакль чуть не каждый день.

Сближение двух миров в том, что книга Ханкишиева показывает, что восточный праздник достижим, а рецептура глянца заставляет верить, что любое блюдо, снабженное соусом, со временем станет привычным. Два издания – два примера того, что есть гражданское мужество едока, а мужество его в том, чтобы сделать личный выбор. Но это выбор не между двумя полярными точками зрения, а выбор собственного пути.

Эти книги – мир Запада и мир Востока. Запад начинает иногда говорить на языке Востока: «Качество блюда вовсе не прямо пропорционально времени, затраченному на его приготовление. Самую вкусную еду подают на стол жизнерадостные хозяева, а жизнерадостность несовместима с переутомлением», но все же Запад есть Запад, Восток есть Восток, и им не дано сойтись.

Но, как говорил Протагор, человек есть мера вещей, а уж мерой собственной еды он является в полной мере.

Владимир Березин
Книжное обозрение
Subscribe
promo stalic june 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments