stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Алабай по кличке Бой



Вчера из Ташкента пришло печальное сообщение о том, что умер мой любимый пес - алабай по кличке Бой.
Он прожил у меня всего два года, а потом мы переехали в Москву и Боя пришлось оставить знакомым.
Под катом его фотографии, некоторые старые посты о Бое, и мои воспоминания об этом удивительном псе.




Примерно вот таким я купил Боя в 2004-м году в Ташкенте. Хозяева говорили, что его отец - сын пса афганского генерала Дустума.
Мне было все равно, какое отношение его родители имели к генералам, но я увидел, что это очень крепкие, хорошие псы.
Из шести или семи щенков я выбрал Боя потому, что он один не позволил опрокинуть его на спину и пощекотать ему живот.
Сели с ним в машину, поехали в Фергану - 300 км через горный перевал, в лучшем случае доедешь через четыре часа.
В машине как он разорался, как расплакался. Успокоился только когда вскарабкался мне на грудь. Так и ехали: за рулем я, а между рулем и мною - Бой. На перевале тунель был закрыт, вышли с ним погулять - солдаты, охранявшие перевал, сбежались смотреть на него:
- Ака! Зор, яхши! Хорошая собака!
Да, видно было по нему, даже по маленькому, каким он будет.
Приехали домой, двор незнакомый, он увидел таксу Алису и залез в трубу под мостиком - по двору проходил арык, но в этот момент в нем не было воды. Залез, а там уже подумал "А чего это я?", высунул из под трубы мордочку и давай тявкать:
- Сейчас как вылезу! Сейчас как искусаю! Отойдите все от меня!
А самому-то плохо после дороге, укачало его.
Вылез, попил воды, поел и уснул. Когда проснулся все вокруг него уже стали своими, родными, всех полюбил одним разом!



Но кормила-то его моя жена. Вот ее он и полюбил больше всех на свете.
Если он видел, что мы стоим с женой рядом, то ему непременно надо было просунуть голову между нами, растолкать и сесть посередине. А если я обнимал жену, то это было просто невыносимым зрелищем для него! Скулил, плакал, протискивался между нами.


Я еще достраивал дом, а нам уже привезли первый подарок - щенка таксы.
Знаете, какие они, эти таксы? Это они с виду только маленькие, а на самом деле - сильные, смелые и... таксы мало не бывает.
Алиса поспевала везде: хулиганить и охранять, с аппетитом поесть, нагадить, где только можно, получить тапком по носу и поиграть с детьми.
Когда Алиса (так назвали таксу) подросла, то она легко боролась с появившимся в доме щенком алабая, который к тому времени был уже раз в пять крупнее ее. А когда увалень-алабай, которого назвали Бой, подрос еще больше, то он стал играть не по правилам. Например, Бой не гнушался пользоваться грубой силой, чтобы хозяйничать в миске у таксы.
Когда такса поняла, что чисто спортивные состязания уже не в моде, она изменила тактику и превратилась... в тролля.
Алиса нордически-равнодушно смотрела, как Бой, прежде чем пойти жрать из своего тазика, вылизывал ее миску. Но зато, как только Бой, расправившись с Алискиными честно заслуженными харчами, направлялся к тазику с его собственной порцией, она подходила и усаживалась рядом, в возмутительной близости. Просто садилась и смотрела в другую сторону. Бой урчал и чавкал в тазике, но вдруг боковым зрением замечал, что такса рядом.
Бой, удивлялся такой наглости, отрывался от тазика, поворачивал голову в сторону таксы и говорил "Гав". Такса продолжала смотреть в сторону, как буд-то вон на том заборе кино показывают. Бой повторял громче "Гав!" Такса и ушами не шевелила. Бой выходил из себя: "Гав! Гав! Гав!!!"
Отгонять таксу от тазика, означало оставить ужин без присмотра. Бой уже знал, что такса умеет клонировать саму себя: пока ее гонишь в одну сторону двора, другая такса внезапно возникает там, где остался тазик. И если помчаться к тазику, то на пути обязательно окажется дерево, а уж после столкновения с деревом таксы начнут плодиться: одна такса где-то зароет самую вкусную косточку, а две другие противные Алискины рожи будут скалиться из кустов и сладко облизываться. Уж лучше не отходить от тазика!
И Бой начинал лаять громче, все более грозно, пугая своим басом всю округу.
"Гав! Гав! Гав!" и, чтобы всем было слышно, как он громко лает, начинал приподнимать морду, не переставая гавкать. Когда огромный Бой упоенно лаял, направив мощную морду в самый небосвод, когда звезды и луна начинали трястись от ужаса, бесстрашная таксаспокойно подходила, становилась на задние лапы и забирала из таза все, что ей нравилось.
Налаявшись вдоволь, Бой оглядывался - нет таксы. "Фуф, какая гадкая! Вот только громким лаем ее и прогонишь!" - думал Бой, доедая ужин и продолжая порыкивать в таз, вспоминая назойливую Алису.
После ужина дружба Алисы и Боя разгоралась с новой силой.
Но перед самым Новым Годом строительство дома было окончено, и у таксы появились новые заботы: хватать и тянуть в угол шторы, которыми глупые хозяева зачем-то решили затягивать окна, кусать за пятки рабочих, показывая им, куда ставить мебель, и валяться на матрасах, пока их не уложили на кровати. На кровати лазить нельзя - такса знала это хорошо с самого детства, потому что тапками по носу - это очень больно.
А еще в новом доме можно было гоняться за яркой точкой лазерной указки. Точка была стремительна, но такса не привыкла сдаваться и потому продолжала дергать короткими ножками даже когда ненадолго засыпала, устав от дневных забот.
Скоро развернулись такие события, что таксе стало вовсе не до сна.
Во-первых, в дом принесли почти такое же дерево, как у Боя. Бой всегда удобрял его во дворе, а Алиса к дереву не допускалась, как и к тазику, и такса решила, что это дерево принесли специально для нее. Иначе, зачем его посадили в именно в доме, куда пускали только ее? Однако, первая же лужица под новогодней елкой вызвала появление эскадрильи летающих тапков и такса спряталась под диван, чтобы до утра подумать, что же ее ждет завтра.
На другой день хозяева стали обниматься с какими-то людьми: "Здравствуйте, дядя! Здравствуйте, тетя". А дядя и тетя поставили на пол вкусно-пахнущие сумки. Пока глупый Бой лаял на таксиста у ворот, такса решила самостоятельно исследовать содержимое сумок и вдруг обнаружила, что больно бить по носу могут не только тапки, но и вот эти бордовые носки на ногах у дяди. "Ну, погодите, бордовые носки! Мы еще встретимся под обеденным столом!" - пообещала такса.
Борьба с носками была не шуточной и закончилась полным поражением носков, которые позорно ретировались на диван, куда Алисе было нельзя, потому что на помощь носкам могли прилететь еще и куда как более меткие и ловкие тапки, бьющие точно в нос.
- Дядя, пей чай! Но скажи, кто еще, кроме тебя, может быть Дед Морозом? Если меня не будет, наша девочка сразу поймет, что что-то не так.
- Ну что я вам, клоун, что ли? - отвечали бордовые носки откуда-то сверху.
- Ой, Миша! Ну что тебе, трудно что ли? Сталик, вот за кого я замуж вышла? Неужели вы, Ханкишиевы, все такие? Я твоему дяде и костюм Деда Мороза купила! Миша, ну-ка, примерь, пока ребенок спит!
Опустилась ночь, такса сходила в тазик Боя поужинать, а когда вернулась, бордовых носков нигде не было. Вдруг погас свет, а бесполезное дерево, под которым все равно нельзя ходить в туалет, осветилось десятками моргающих огней и заиграла музыка. Такса подумала, что это как-то связано с той яркой точкой, с которой она так любила играть в догонялки и попыталась настичь ее на ветках. Что-то хрустнуло, что-то зазвенело, тапки...
Но тут наконец-то у входа в комнату появились бордовые носки! "Ага, явились, трусливые беглецы!" - затявкала Алиса и помчалась навстречу громким словам "С Новым Годом! С Новым Счастьем! Где здесь девочка, которой я принес подарки! Умеешь ли ты танцевать, девочка?"
Заиграла веселая музыка, в центр, образованный всеми тапочками, что были в доме, поставили девочку и туда впустили... носки. Гонг! Ринг! Бокс!
При всех тапках, при любимой девочке, такса не могла ударить в грязь лицом. Она боролась изо всех своих собачьих сил. Она была бы не против и Боя на помощь позвать, но его же никогда не впускают в дом! "Ох, вместе мы бы им показали, этим противным бордовым носкам!"
Победа была безоговорочной: носки ретировались за пределы дома, там их еще и Бой отлаял (а молодец, не такой уж и дурак!) и уставшая Алиса пошла на коврик спать.
Сквозь сон она слышала, как девочка говорила:
- Папа, мама! Мне Дед Мороз, конечно, принес очень хорошие подарки. Только мне кажется, что он, все-таки, не настоящий. Потому что он, когда танцевал, все время таксу немного пинал. Ведь настоящий Дед Мороз очень добрый, он никогда бы не стал пинать таксу, правда?
- Нет, деточка, он не пинал таксу. Просто, когда у тебя на каждом пальце ног висит по таксе, не очень удобно танцевать азербайджанские танцы.




Периметр моего двора был застроен с трех сторон, и только с одной стороны был довольно высокий забор, ведущий к соседям. Ворота высокие, глухие, под самую крышу. В Узбекистане так было принято строить. Воры, если и полезут во двор, то только через крышу или соседский забор - сначала к ним, а потом к нам. А воры, на самом деле лазили, бывало, случались даже и разбои. На нашего друга Семена Михайловича напали среди ночи с топором, но он, несмотря на солидный возраст, справился с разбойниками, а одного даже ухватил за ноги, поднял и так держал вверх ногами, пока милиция не приехала. Поэтому Боя мы взяли в первую очередь для того, чтобы двор охранял. Ну, я его и обучал, говорил встревоженным тоном, указывая на крышу и забор:
- Смотри, смотри! Кто там?!
Бой быстро понял, что надо охранять крышу. И охранял - от голубей и ворон. Если я затевал люля-кебаб, то едва заслышав стук топориков, Бой начинал носиться по двору, старательно облаивая крыши и забор - показывал, что он не зря ест восхитительное мясо, в случае, если какой-то шампур сползет в угли.  (тогда у меня такое еще случалось)

И вот, как-то раз в дверь постучали телефонисты:
- Ака, мы линию ведем к Вашим соседям. Можно мы с той стороны лестницу приставим - нам надо попасть на Вашу крышу, а потом спустимся через Ваш двор. У Вас есть лестница? Приставьте ее к этой стороне, пожалуйста. Ой, у Вас собака есть? Привяжите ее, пожалуйста.

Я посадил Боя на цепь, привязанную к стволу большого инжира посреди двора.
И вот, видит Бой, что через крышу крадется настоящий враг, а не глупый голубь или назойливые афганские грачи. И он почувствовал себя районным КГБ-шником, обнаружившим настоящего шпиона после двадцати лет унылой службы.
Какая цепь? Какое дерево?
Телефонист спустился по лестнице и пошел на выход через веранду. К веранде вел мостик с перилами. И вот, я вижу, как к телефонисту летит с остатками цепи на шее Бой. Я как раз собирался ехать в Ташкент, у меня в руках был дипломат, я побежал навстречу Бою, держа дипломат перед собой, чтобы защитить им парня, встать между разъяренным псом и телефонистом. Но вышло так, что телефонист уперся в меня, а Бой его настиг сзади. Несчастный парень прикрывал зад руками - вот руки ему Бой и покусал.

Боже мой, какой ужас, какой страх, как мы все перепугались! Телефонисту водку на руки и в рот:
- Прости, парень! Мы не ожидали такого!
Тот весь трясется, плачет, выпил водки, успокоился, пошел домой, но потом, как мы узнали, ему пришлось взять больничный. Спасибо ему, что не стал писать заявление в милицию!

------------------------------------------

Я всегда просыпаюсь на рассвете. Когда мы жили в Фергане, я каждое утро садился на велосипед и проезжал 10-15, а то и больше километров. А Боя брал с собой, потому что алабаю обязательно надо бегать. Двор-то небольшой был, тесный - где ему там развернуться? Вот я и брал Боя с собой.
Первые пару километров я педали не крутил - Бой тащил меня со скоростью 35-40 км час, что на изрытых в ямах и колодезных люках улицах было, признаюсь, очень страшно. Но потом он снижал скорость и дальше было комфортно и мне крутить педали, и ему гордо бежать рядом, оглядывая окрестности.
А что творилось вокруг! Какафония из лая, завываний и скулежа собак помельче и шавок! Иногда Бой останавливался и настойчиво тянул меня к какому ни будь забору, из-за которого шавка тявкала особо заливисто - такие заборы ему непременно надо было пометить!
Некоторые отвязанные шавки, заметив, что на их территории чужак, неслись к нам во весь опор. А приблизившись, и поняв размеры чужака, смешно тормозили всеми четырьмя лапами и задницей, их агрессивный лай сменялся на испуганное скуление и они убегали подальше от греха. Бой на них даже и не реагировал.
Но однажды мы ехали по грунтовой дороге вдоль поля. Вернее, поле слева, а справа обрыв в каньон, где внизу протекала быстрая горная река - Маргилан-сай. Там, внизу, один фермер устроил пруды и разводил рыбу. Были у него и какие-то сараи, строения и, разумеется, пес для охраны хозяйства.
И вот, этот пес - а тоже крупный такой, черный, с круглой, сильной головой и широкой, упитанной спиной, но размерами все же немного меньше Боя, выскочил из зарослей, которыми был покрыт обрыв. Выскочил, преградил нам дорогу и давай облаивать. Он же тоже на службе!
Когда он приблизился к моим коленям, я смотрю, сейчас он уже укусит меня. И я концом поводка, на котором был карабин, хлестнул нападавшего пса. Молчавший до этого Бой мельком взглянул на меня "Пап, так че ж ты сразу не сказал, что его пиздить надо?!", а потом ухватил его за шиворот, поднял высоко над собой и перекинул его с левой стороны на правую, с силой ударив его о пыльную дорогу.
Черный пес заорал и побежал к себе домой, прыгая через кусты и заросли. Бой вырвал поводок у меня из рук и помчался вдогонку. Но черный пес знал, что в склоне обрыва прорыт канал, отводящий воду из Маргилан-сая на поля, находящиеся ниже. Берега канала поросли кустами и камышом, Бой потому его и  не заметил и прыгнул так, что попал в воду. А канал метра два шириной и метра два глубиной, а берега прорыты в глине отвесно. Воды там где-то метр двадцать. И Бой стоит в этом канале по грудь в воде, а передними лапами уперся в противоположный, отвесный берег. Смотрит на меня, оборачивается: "Пап, достань меня отсюда, а?" Я ему говорю:
- Прыгай сюда, к этому берегу! - а он отвечает:
- Не-а! Сам прыгай.
Я говорю:
- Ну, и дурак. И сделал вид, что ухожу. Тогда он решился - перепрыгнул через поток быстро текущей воды к берегу, на котором находился я. Мне пришлось лечь на землю, я ухватил его за ошейник и с трудом вытянул на берег - все же 85 кг, не халам-балам.
И вот, я весь в пыли, еще не успел встать, а Бой давай отряхиваться. Пыль на моей одежде превратилась в мутные потоки ила. Ну, весь в грязи, с головы до ног! И до воды-то не дотянуться - вот она, рядом, но что мне теперь, прыгать в канал вместо Боя? Ладно, поехали домой!
После холодной ванны посвежевший Бой припустился бежать так, как будто его только что разбудили - со скоростью километров 40 в час, не меньше. А дорога-то грунтовая, между полями! И вот, смотрю я, что впереди дорога перекопана временным арыком - воду спускали с одного поля на другое. Арык с пол метра шириной и сантиметров тридцать глубиной. Трактор переедет и так, пешеход перепрыгнет, а на машинах по тем дорогам никто не ездил.
Я торможу, что есть силы, я кричу:
- Бой! Стой! Стой!!! Сволочь!!!
А для Боя-то этот арык - что за препятствие?! Чего останавливаться?
Короче говоря, лежу я, запутавшись в велосипедной раме, штаны на колене порвал, кровь идет еще и с руки, грязь на одежде припудрена свежим слоем пыли - пиииздеец!
Бой на меня смотрит, пытается облизнуть мне лицо.
 - Пошел на хер, сволочь, гад! Ты что - арык не видишь?
 - Пап, ну, надо было прыгать, как я!
 - Ладно, гад, пошли домой. Смотри, что ты с велосипедом сделал? Теперь не я на нем, теперь он на мне будет ехать? Понял? У, дурррак!
Пришли домой, звоним в двери, жена открывает, Бой мокрый, но веселый, а я весь в пыли, грязи, крови, в разодранной одежде. Она:
- Что с вами?!
- Мы подрались!




У меня был свой бассейн, а у Боя - свой. После прогулки мы любили освежиться в воде. Бой вот так сполоснется, а потом бежит к моему бассейну и смотрит вниз, как я там плаваю.
После водных процедур жена сначала подавала завтрак ему, а уж потом мне. Завтракали и начинали работу. Ему надо было охранять территорию и учиться выполнять комманды тренера-кинолога, а мне - писать книгу "Казан, мангал и другие мужские удовольствия".

Однажды у Боя пошла пена изо рта, он обозлился, забился под стол и никого к себе не подпускал. Неужели взбесился? Так, вроде, никто не кусал его.
Вызвали ветеринара. Тот пришел, посмотрел и говорит:
- Карбиду наелся!
И точно! Только вчера во дворе работали сварщики. Наверное, они и вытряхнули остатки карбида на траву, а Бой наступил. Ему между пальцами жечь стало, он вылизал ноги, так карбид и попал к нему в рот. Представляете его мучения?
Оказывается, такие случаи не впервые были в практике ветеринара и он сказал, что надо ему делать капельницы. А как к нему подойти? Он не подпускает к себе никого.
Ветеринар привел ловца собак - здоровенного чеченца. Тот пришел в брезентовом плаще, в перчатках, в сапогах - фиг прокусишь, у него с собой всякие палки, удавки. Я посмотрел на него, думаю "ну и фашист!" Бой тоже так подумал, только не про него одного, а про всех нас, за то, что мы с удавками вчетвером на одного, справились с маленьким, обидели сироту - папы-мамы нету, защитить от шприца некому. Держали его долго, пока капельница стояла. Потом еще несколько раз делали какие-то уколы, каждый раз после неравной борьбы.
В общем, Бой выздоровел, но здорово на нас обиделся, перестал слушаться и никого к себе не подпускал. Жену подпускал только если она шла к нему с кастрюлей. А так - все, двор оккупировал и не подходи.
Ветеринар сказал:
- Кинолога надо. Придется ломать его и дрессировать. Есть одна женщина, в милиции работает, Марина зовут - вон там живет.

Алабаи обычно плохо учатся, они умны от природы, но не любят подчиняться, желают сами быть вожаками. Но мы с Мариной научили Боя всему. Он исполнял все, что делают восточно-европейские овчарки, что само по себе было просто чудом. Ни у кого алабаи не ползают, а у нас Бой даже ползал, не говоря уже про поиск предметов, ко мне, сидеть, лежать, и так далее.
Бой исполнял все, кроме комманды "фас" и "голос". Кинолог Марина нанимала алкашей. Тех одевали в несколько старых пальто, руки им заматывали кусками байковых одеял, лицо, голову защищали, давали в руки колючки. Алкаш звонил в дверь, пинал по воротам, потом входил, бил Боя колючками по морде, чтобы вызвать у него ответную реакцию - лай и нападение. Хрен там! Бой даже и не лаял. Он смотрел на меня: "Пап, ну че за херня?!" И начинал стягивать двумя лапами намордник. "Сейчас я намордник сниму, я ему покажу, как к нам домой приходить и нас же колючками по морде пиздить!"






Такие вот они - алабаи. Знаете, откуда пошёл обычай обрезать им уши и хвост?
Послушайте легенду.
В старину туркмены, заполучив себе щенка, обучали его следующим образом. Как только щенок сделает что ни будь не так, его подзывали ласково и отрезали кусочек уха или хвоста - в назидание. Таким образом, собака без ушей и хвоста либо становилась хорошо обученой, либо... не будем о грустном.

Я уехал в Москву, дети в Ташкенте - в институте учатся, супруга ко мне приехала. Встал вопрос: что делать с Боем?
Жалко его.
У сына сокурсник - хороший парень, и отец у него хороший человек, живут в Ташкенте, тоже свой большой дом, двор - упросили отдать его им.
Товарищ сына приезжал для знакомства с ним в Фергану, постепенно они освоились, подружились, и Бой принял Сергея в качестве хозяина.

И вот - печальное известие. Боя украли!

Сергей уходя в институт, обратил внимание, что Бой какой-то вялый, что-то с ним было не то.
Пришёл из института - ворота открыты, Боя нет. Ничего из дома не тронули, украли только Боя.

Через пару часов звонок.
"Братан, только милиции не надо, мы придём, поговорим."
Пришли.
Оказывается, они подкинули ему какую-то дрянь, типа наркотиков, тот нажрался, они его в таком виде увели.
У них дома Бой пришёл в себя и всех их там порвал. Вору - конкретно - оторвал ухо, болтается на кусочке мяса.
Пошли они в больницу, а там говорят: "Или собаку на анализ, или справку о том, что собака прошла все прививки, или будем уколы в живот делать."
Пришли, валялись в ногах, умоляли простить их, и поехать, забрать Боя, оккупировавшего их двор и никого не впускавшего и не выпускавшего из дома.
Сергей с отцом поехали к ним домой. "Старый город" в Ташкенте, махалля, двор, где жили воришки. Все женщины и дети закрылись в доме и кричат "Вай-дод! Караул! Спасите-помогите!", а мужики снаружи, за забором, охраняют ворота, которые то и дело пытается выбить Бой. Вошли во двор, он весь окрававленный, облизывается. Увидел машину хозяев - без уговоров прыгнул на заднее сидение, а ведь не любил ездить на машинах с детства. Воришки поняли, что опасность миновала:
- Да увози, увози свою бешенную собаку!
Бой как метнулся к окну машины, рыкнул на них - все врассыпную!
А ведь эти воры украли до этого несколько алабаев еще крупнее Боя. Видимо, на собачьи бои выставляли. Но Бой их хорошо проучил!
И, спрашивается, нафига мы с Мариной учили его команде "фас"? Он сам знал, когда, кого и за какое место кусать.



С Боем постоянно случались какие-то истории. Последняя смешная история случилась уже после его смерти.
Вчера, когда знакомые пошли хоронить его, сознательные граждане увидели и вызвали милицию - подумали, что кто-то человека тайно закапывает.
Эх, Бой, Бой! Сколько было у меня собак, а ты был самым любимым псом, несмотря на то, что прожили мы вместе всего два года. Кто же знал тогда, что я в Москву уеду? Не собирался я никуда - зачем бы дом строил, зачем бы тебя заводил? И все эти десять лет я спрашивал о тебе "Как там Бой? Чего опять натворил?"
Ну, спи спокойно. 12 лет для алабая, как 120 для человека. Ты прожил хорошую жизнь.

Subscribe
promo stalic июнь 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →