stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Мой бывший друг Хаким Ганиев

Уважаемые читатели, дорогие друзья, знакомые! А так же читатели, друзья, знакомые и почитатели Хакима Ганиева!
Если вы не в курсе нашего конфликта, то вам под катом делать абсолютно нечего. Вы же не любите грязь, дрязги, разборки, правда? А под катом, увы, ничего другого не будет. Не ходите туда!
Но если вы в курсе произошедшего между нами несколько лет назад, читали его пост обо мне, и вам интересно узнать и мою точку зрения - заходите, только я вас предупреждал, правильно? Это не будет веселое и увлекательное чтение, увы.
Так что если вам про плов и шашлык - проходите мимо этого поста, в соседних записях полно всякого вкусного, радостного, оптимистичного. А здесь, под катом, говно.



Скоро три года, как на заброшенной странице Хакима Ганиева висит текст, наполненный ложью и клеветой в мой адрес.
http://khakim.livejournal.com/34521.html
Я не хотел писать ответ. Но сегодня 10-е мая 2016-го года, а в мой адрес продолжают поступать вопросы "а правду ли написал Хаким" либо упреки "ах, вот ты какой негодяй".
Я не хотел писать ответ не потому, что мне ответить нечего. Есть! Но мне было жутко стыдно за этого человека. И, что самое главное, я до сих пор не могу назвать его чужим. Я считал его своим другом. Он убедил меня, что я и вовсе должен считать его братом. И вот, сейчас у меня точно такое же чувство стыда, когда вдруг выяснилось, что в семье не без урода.

Знаете, в его тексте столько лжи, что если я буду разоблачать его по каждому пункту, то получится такой длинный рассказ, который никто и никогда в жизни не дочитает. Поэтому, если желаете, прочитайте всю историю в моем изложении. А там - вы люди неглупые - сами разберетесь, где правда, кто прав, кто врет.

Я в 1990-м году собаку купил, красавицу, московска сторожевая по породе, Диной назвали. Собака жила у моего отца во дворе и являлась предметом гордости - мало у кого были такие собаки!
И вдруг как-то вечером мой отец видит, что собаку точно такой же породы, но кобеля, ведет девушка. Отец к ней, с уточнениями:
- Девушка, девушка! Какой породы Ваша собака?
А та:
- Пошел к черту, старый козел! - подумала, что к ней пристают.
Отец говорит:
- Девушка, поверьте, не Вы меня интересуете! Я спрашиваю, потому что у нас тоже есть собака, только сука. Меня зовут Гусейн Аскерович, я работаю в политихническом институте, живу вот здесь, третий дом от угла. Если Вам неудобно разговаривать, то передайте мужу, чтобы он пришел, познакомился!
Муж той девушки - Ирины - и был Хаким. Разумеется, он пришел, они вместе пришли. Ему было приятно познакомиться с таким человеком. Отца моего знали в Фергане очень многие и уважали. Надеюсь, Хаким не станет оспаривать первый куплет этой песни.

И вот, как я не приду к отцу, то и дело Хаким у него сидит - улыбается, чай пьет, в нарды играет. Дружит. Иногда понтуется, рассказывает о каких-то своих бизнес-достижениях. В Тюмень поехал, помидоры отвез, назад мебель привез и вот этого щенка. Вот здесь лепешечный цех - мой, мороженное цех - тоже мой. В общем, поведение немного такое - там миллион, здесь миллион, дай закурить!
А мне некогда особо с ним было общаться, у меня работа кипела. Как-то раз мы их пригласили к нам, а говорить-то не о чем особо, потому и напились мы с ним, как поросята, вот тебе и вся дружба. Потом как-то раз Хаким с Ириной пригласили нас всех к себе - и родителей, и меня с женой и сестренку.
Жили они в двухкомнатной панельной квартире - бедненько, но чисто. Супруга его работала врачом гинекологом, да какие в девяностые годы были зарплаты у врачей? Но она старалась, левачила, что-то там зарабатывала - на эти деньги они и жили, потому что по факту Хаким, как оказалось, нигде не работал, бездельничал. Те времена, когда можно было спекульнуть помидорами или абрикосами давно прошли, денег для оборота у него не было, а работать он толком никогда и не работал нигде.
У меня в то время был кооператив по звукозаписи - кассеты продавали, это был основной доход. По просьбе отца я протянул ему руку помощи. Выдал товар (записанные кассеты), выдал ему магнитофон с колонками, договорился о месте на базарчике неподалеку от места, где он жил. Вот, сиди весь день, кассеты продавай, прибыль пополам. В принципе, можно было зарабатывать раз в пять больше, чем инженер на заводе. Но что-то Хаким забрал товары и за новыми не приходит, а деньги за проданные не приносит.
Я поехал на тот базар, смотрю, с моими кассетами сидит какой-то молодой парень - ноги на колонки задрал, кайфует. Я спрашиваю:
- Где Хаким?
- Хаким-ака занят, у него дела!
Вот, блядь, дела! Смотрю - половина кассет-то продана. Пошел искать Хакима. Надо говорить, что у него за дела, когда деньги в кармане появились? В общем, еле-еле я у него остаток кассет забрал, а деньги уж и не помню, как он мне вернул. Но то для меня мелочь была, работа хорошо шла в те годы.
Все правильно, Хаким, пишу? Не вру, нет? Так было дело? Или ты где-то работал в те годы, зарабатывал?

Среди его постоянной болтовни присутствовала тема фазенды. Вот, матери фазенду строю! А то чего она, в Маргилане, в панельной квартире живет? Пожилому человеку свежий воздух нужен!
Мать Хакима - заслуженный человек. Кажется, даже герой Социалистического труда была, Депутат. Но растила двух сыновей одна. Хаким еще ладно - хоть восемь классов закончил. А младший парень в плохую компанию попал, с бандитами связался. В те годы в Узбекистане творился жуткий беспредел - рэкет, похищения людей, грабежи, убийства. Как выяснилось позже, Хаким иногда навещал ту банду, за участие в которой посадили потом его братишку. И он мне рассказывал: Они в Ташкенте неподалеку от Алайского квартиру снимали, там у них сумки стояли - полные деньгами. Вот из тех сумок Хаким на строительство "фазенды" деньги и брал. Да еще и материну квартиру продал - раз фазенда того гляди готова будет! Хаким, наверное, думал, что бандиты за теми деньгами потом никогда не придут, забудут, подарят ему двадцатку килобаксов - в девяностые-то годы! А они пришли спустя много лет. Но пока запомните слово "ФАЗЕНДА".

Он к отцу: "Учитель, одолжите денег?" А откуда у отца в те годы такие деньги? Они с матерью на зарплаты жили, а чтобы за недавно купленный дом рассчитываться, да сестренку на выданье боле менее прилично одевать, отец свиней держал. Раз в два-три месяца резали кабанчика и я с отцом ехал на тот самый рынок - мясо продавать, свинину. Отец - азербайджанец, преподаватель института, все его знают, а едем и встаем за прилавок. Помнишь, Хаким, да? Как раз в те годы, когда ты золотыми фиксами ходил-отсвечивал, мы с отцом, чтобы зарабатывать, свинину продавали. А Ирина твоя, чтобы прокормить себя, тебя и вашу маленкую дочь, до девяти вечера на работе - кому аборт без документов, кому девственность востановить, молодец, для семьи старалась. Чем ты занимался в те годы, Хаким? Как собирался отдать деньги, которые просил взаймы? Ведь отец и мне сказал тогда, как сильно тебе нужны деньги.

Ведь это я тогда придумал для тебя схему с домом Торно, ты не знал этого? Тогда слушай, и другие пусть послушают.
У моей матери была двоюродная сестра, Лида. Она вышла замуж за старшего из братьев Торно, но потом развелась. А второго, младшего из этих братьев, посадили на 15 лет за изнасилование и убийство двухлетней падчерицы. И когда старший брат и их мать задумали переезжать в Германию, то встал вопрос: что делать с домом, в котором оставался прописанным младший брат, которому предстояло еще 6 лет сидеть в тюрьме. Старший брат пришел к моему отцу:
- Гусейн, наши дома через забор. Мы уезжаем в Германию. Ты не посмотришь эти шесть лет за домом?
- Но как? Каждые пять минут через забор лазить, что ли?
Тогда отец позвонил ко мне:
- Ты не хочешь в этот дом переехать? Поближе будем жить!
А там дом-то был - три комнатки и вместо канализации сливная яма. Старый, неухоженный дом. Я говорю:
- Папа, ты же знаешь, я соединил три квартиры на одном этаже, у меня сейчас пять комнат, все очень удобно сделано, только что закончили ремонт - на кой черт мне ехать в эту халупу? Давай, лучше Хакиму предложи! Раз ему деньги нужны, то пусть он продаст свою двушку, переедет в этот дом. С долгами рассчитается, но пусть работает, чтобы в месяц хотя бы 100 долларов откладывать. Этот Сашка из тюрьмы выйдет - дом не дороже 6-7 тысяч стоит, он с ним рассчитается и будет ему еще и дом! Где ему такой дом в кредит без процентов продадут? Так и сделали.
Хаким, ну-ка, скажи, жил ты в этом доме, позади моего отца бесплатно почти семь лет? А квартиру-двушку продал или нет? Деньги куда дел? Был ты должен этому корейцу, которого ссал, трясся при встрече с ним? Запомните пока слово "ЧУЖОЙ ДОМ" - потом пригодится, я поэтапно рассказывать обо всем буду.

Короче, живет Хаким в этом доме, статус у него приподнялся - одно дело в двушке панельной, другое - в своем дворе, в каком ни на есть доме. Живет и в ус не дует! Часто бывает у моего отца - он там лестницу приставил, чтобы в обход не ходить, и через забор лазил. Да и ко мне стал наведываться все чаще.
Поехал в Германию, якобы, за машиной. Только... без денег. Не знаю, где нашел на дорогу, как добрался туда. Доехал аж до какой-то Голландии, потом звонит мужу моей сестры в Берлин:
- Вот, меня кинули, пообещали, и так далее - обычный треп. А эти, добренькие же, говорят:
- Приезжай сюда, Хаким!
Одолжили ему денег, он купил фургон ФИАТ, нагрузили его подарками и Хаким поехал в Фергану.
Приехал - гордый такой! Вот - машина. Вот - подарки. Я тоже радовался, думал, наконец он зарабатывать начнет. Срок идет, тот сиделец скоро вернется из тюрьмы, а что Хаким ему предложит? Или куда жить направится, если дом придется освобождать?

Через несколько месяцев внезапно умер мой отец. У меня на глазах, у меня на руках. За считанные минуты умер, я ничего сделать не успел, в реанимацию довез, машиной ворота выбил, врачи пытались реанимировать, но ничего не вышло.
Страшное горе для меня и для всех. Я не помню, откуда я приехал уже поздно вечером в родительский дом. Темно уже было. Вхожу во двор, во дворе люди, а на крыльце дома Хаким стоит, с кем-то разговаривает, курит. Увидел, что я вошел, но сделал вид, что не заметил, только положил ладонь на лицо, голову вверх задрал и картинно так заплакал: "Он мне как родной отец был!"
Я подумал: "Господи, ну зачем он кривляется, артистничает? Я знаю, что это и для него большая потеря, но чего ты мне-то рыдания демонстрируешь?!" Вот эта явная фальшь мне так душу оцарапала. Как будто мне нужны плакальщики профессиональные. Мы и так все слезы выплакали - не то что в те дни, а еще много лет спустя эта утрата была для нас и остается огромным горем.

Но во время похорон, поминок и позже, когда благустраивали могилу, Хаким мне очень помог. Я скрывать не буду - в тот момент он себя проявил как хороший, надежный товарищ. И он, и покойный Эркин Шарафутдинов, а еще какой-то русский парень, бывший студент моего отца - вот эти три человека были со мной рядом всю первую неделю, самую черную в моей жизни. Вы запомните еще одно слово "ПОМИНКИ". Пригодится потом.

На похороны приезжали моя сестра с мужем и сказали нам с Хакимом:
- Хаким, те деньги, что ты должен, отдашь Сталику, это будет на памятник отцу.

Памятник я поставил на свои деньги, а потом очень долго убеждал Хакима продать ФИАТ, и рассчитаться с долгом.

После смерти отца мы с Хакимом сблизились. Он стал очень часто бывать у нас. У меня тогда уже появился интернет, появились мои первые записи на форуме cooking.ru, я всерьез увлекся кулинарией, стал привозить кулинарные книги, распечтывать из интернета рецепты и готовить по ним. Индийские блюда, корейские, китайские, иранские. Первые хорошие книги по европейской кухне. А Хакиму и делать нечего было - он все равно не работал нигде, без дела шатался. После работы я ехал за продуктами, заезжал за Хакимом и мы шли вместе готовить что ни будь новенькое. Жена его, если везло, успевала на ужин, а нет, то шла уже напрямую домой, возвращаясь после работы очень поздно. А мы здесь учились чему-то новому, вкусно ели, выпивали, валялись на коврах, смотрели телевизор, фильмы по ДВД. У меня работа все эти годы развивалась, пусть и с переменным успехом, но я шел вверх. У меня был магазин электронной техники, появились какие-то небедные друзья, влиятельные знакомые.

В первый год после смерти отца у меня случился конфликт с таможней. Вымогали внаглую, ничего не стесняясь. Я главному вымогателю в лицо говорил: "Ты неправ, закон на моей стороне!" А он отвечал: "Здесь я закон! Как напишу, так и будет!" Я ему говорю: "Ты вынуждаешь меня написать на тебя заявление!". А он: "Пиши, куда хочешь!"
Я и написал. Получилось очень громкое уголовное дело, длительный судебный процесс. Хаким сказал:
- Сталик, они же тебя убить могут? Давай после работы я с тобой буду ездить, тебя отвезу в квартиру, а потом машину отгоню в дом к твоей маме, где гараж?
Надо правду сказать - Хаким стал ездить со мной на судебные заседания, а потом провожал меня, отгонял машину домой, Да и так частенько одалживал машину: съездить на фазенду к маме. Но я туда ни разу не попал почему-то. Он предпочитал ездить туда один. Благо, моя машина в городе была приметная, все знали, чья эта машина, никто и не останавливал его даже без документов. Разумеется, даже речи не было о том, чтобы Хаким хотя бы заправил машину. Наоборот, каждый раз, уходя от меня или возвращая ключи от машины он просил:
- На сигареты дай!
Ну, на - не жалко. Там не только на сигареты было, там вполне себе было на поддержание штанов. Допустим, как зарплата-другая на заводе. По мелочи, по мелочи, сегодня, в среду, в воскресенье, но Хаким, в результате такой дружбы со мной, без денег никогда не ходил.
Запомните и это слово "МАШИНА" и прочитайте заголовок его текста "Когда-то я рисковал своей жизнью ради этого человека, сейчас бы я этого ни за что не сделал." Это он как раз об этом эпизоде так пишет. Только врет он. Не рисковал ни он своей жизнью, ни я. Потому что дело было публичное, очень громкое, занималось им СНБ, областная прокуратура, а потом и республиканская, а там дело и до аппарата президента дошло. Какой дурак пошел бы убивать ключевого свидетеля? Зачем? Чтобы доказать, что виноват на самом деле и оправдаться нечем? Эти таможенники - все бывшие сотрудники милиции и других органов, кто из них настолько дурак?
Так что весь этот спектакль был, чтобы быть при деньгах, сытым, когда надо пьяным, да еще и на машине. Он таким образом пытался манипулировать мною. Я-то все видел и понимал, да думал "черт с ним, какой ни есть, а все же свой человек!".

Иногда ему удавалось что-то подзаработать. Например, тот ФИАТ продал, со мной рассчитался, но остались еще какие-то деньги, да я ему добавил немного - он купил старенький ОПЕЛь, подремонтировал его и с выгодой продал.

Как-то раз один приятель построил новый ресторан, его друзья ко мне за советом, уже знали, что я готовлю, увлекаюсь кулинарией "Сталик, посоветуй насчет кухни?" Я им говорю: "Вот Хаким - хороший повар, возьмите его к себе шефом. А я помогу с рецептами!" Узбекские-то блюда, самые простые, Хаким и сам умел готовить. Но кого этим удивишь в Фергане? Был бы он на самом деле асс в кулинарии, я бы у него деньги стрелял, а не он у меня. Хорошие повара и там в цене.
Проработал Хаким в этом ресторане месяц, ему зарплату заплатили. По тем деньгам, как 6 зарплат милиционера. А он в ответ... уволился! Я говорю:
- Хаким, ты чего? Этот скоро из тюрьмы выйдет, ты чем отдавать за дом собираешься?
Знаете, что он отвечает?
- Да если он и выйдет живым, ему здесь все равно не жить! Убьют его!
Хаким, правильно я говорю? Так было дело? Тебя устроили на нормальную работу, впервые за десять лет, а ты повернулся и бросил! Кабул и Саша Кадочников здесь сейчас, в Москве, да и Ильхом частенько здесь бывает - есть кому подтвердить мои слова, правда?

Потом у меня появился друг по интернету - Игорь Климашевский. Мы с ним и по сей день дружим. У Игоря были рестораны. Я рассказал Игорю - так мол и так, есть хороший повар для ресторана. Игорь говорит:
- Ну, присылай его ко мне!
Мы обговорили условия. Слушайте, только сядьте сначала.
Игорь снял ему двухкомнатную квартиру на Войковской, напротив ресторана, полностью обставленную, со всей техникой. Прислал ему деньги на билет. И платил фиксированную зарплату, какую мало в те годы, к то в Москве получал из наемных работников.
Хаким проработал там три месяца, по его словам, очень успешно. Но потом его вызвали бухгалтера и предложили: хочешь работать? Давай, только на общих условиях, со сдельной оплатой. А за квартиру, будь добрым, сам плати. Он поворачивается и уезжает!

Приехал, у него к тому моменту были кое какие долги передо мной. Мать ездила в Германию и привозила ему запчасти на очередной автохлам, который он купил, чтобы перепродать. А он возвращается из Москвы... без денег!
- Хаким, а где деньги?
- Кушал, туда-сюда, вот брюки купил.

----------------------------------------

В общем, это выходит очень длинный рассказ. Вы его если хотите, читайте, продолжение я допишу обязательно, но выйдет целая повесть. Не понимаю, кому она может быть интересна. Понимаю, что работаю ради удовлетворения любопытства публики, а не ради того, чтобы сделать что-то полезное.
Но эта ложь когда-то должна прекратиться.
В следующий раз я напишу, как и почему Хаким уехал в Москву, как сюда приехал я, как он мне "бескорыстно помогал", как я "его кинул".
Тьфу, блин, самому противно.
Но надо разгрести это говно один раз и навсегда. И пусть будет наука моим сыновьям.


Продолжение здесь: http://stalic.livejournal.com/731458.html


Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo stalic june 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →