stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Мой бывший друг Хаким Ганиев 2

И вот настал тот день, когда из тюрьмы вернулся хозяин дома, в котором почти семь лет бесплатно прожил Хаким.
Отца моего, под ответственность которого дом был передан Хакиму, уже нет в живых.
Бывший ЗЕК ко мне:
- Сталик, твой отец обещал, что все будет хорошо.

- Конечно, все будет хорошо! Ты что? Я же здесь? Я вместо отца.

(начало этой печальной повести здесь: Мой бывший друг Хаким Ганиев)

И говорю Хакиму:
- Ты что-то думаешь? Какие мысли у тебя? Надо же освободить дом!
А он мне отвечает:
- Да ему все равно здесь не жить! Его убьют!
- Убьют или нет, но дом принадлежит ему, его старшему брату, который в Германии, и матери. Давай, не будем делать так, чтобы мой отец в могиле ворочался - надо освободить дом.

И три месяца этот ЗЕК ко мне приходит:
- Сталик, ну когда? Я скитаюсь!
Я Хакиму:
- Хаким, ну когда? Ты меня ставишь в неудобное положение, ты отца моего покойного позоришь! Что ты делаешь?
В один день я приехал к дому Хакима на грузовой машине и говорю:
- Давай, вон тех пацанов позови на помощь, я им заплачу. Давай грузить вещи. Если ехать некуда, как ни будь посметитесь пока у тещи - у нее трехкомнатная приличная квартира.
И Хаким, пусть и с очень недовольным лицом, но все же переехал в квартиру к теще.
К теще - это еще как сказать. Он туда только спать ходил. А так он большей частью у меня был. То на работу приедет, как раз к концу дня, то так ко мне зайдет, а когда я и сам приглашал. Я же понимал, в какой он ситуации? Взрослый мужик, на пятом десятке лет, и вот - остался без своего угла, живет у тёщи, а тёща - женщина порядочная, она и дочь воспитала нормально, правильно, но прямо скажем - не подарок. Хаким с ней ужиться не мог.
Частенько просил:
- Дай машину, к маме съезжу!
- На, бери. Когда я отказывал?

А тем временем ко мне стал ходить бывший ЗЕК, в доме которого пожил Хаким. С претензиями.
- Сталик, вот у меня Жигули стояла в гараже, в отличном состоянии. А он с нее все снял! Вот здесь спальный гарнитур у нас стоял, я думал, старший брат продал, а оказывается - Хаким.
И точно, помню, в том доме была вполне себе приличная мебель. И машину помню, нормальная машина была, а теперь стоит без стекол, салона, двигателя. Вот что ему скажешь? Говорю:
- Я слышал уговор о доме. Прости, вот твой дом - целый и невредимый. А насчет имущества - сам разбирайся с Хакимом. Да куда он пошел бы разбираться в такой ситуации? Кто его, насильника-педофила и убийцу, защитит? Так и остался этот грех на Хакиме, да только и я чувствую себя замаранным.

Вышел из тюрьмы и какой-то бандит, кореец, который и стал предъявлять Хакиму за старые долги, за те деньги, что он брал у них на строительство "Фазенды". Хаким весь день у меня в магазине ныкается, кореец его и там находит. Хаким выйдет поговорить, возвращается сам не свой, весь трясется. Я говорю:
- Давай я с ним поговорю? Чего ты его так боишься?
- Нет, я не хочу, чтобы ты к этим людям имел отношение. Это страшные люди!
Ну, да, не хочешь, но ведь они уже знают, что ты мой друг, что ты круглые сутки рядом со мной. Это ты, типа, не хотел меня подставлять?
К тому времени он кое как отремонтировал машину "Альфа-Ромео" - старую рухлядь, которую он купил очень неудачно. Но после ремонта, после запчастей, что моя мать привезла ему из Германии, она стала довольно приличной машиной и продать ее можно было уже хоть за какие-то деньги. Хаким стал раскатывать на этой машине по Фергане, широко улыбаясь, но кореец у него эту машину... отобрал.  И Хаким снова пришел пешком, как обосравшись.

В бытовых разговорах Хаким врал без конца. Врал по каким-то мелочам. То он служил в Сочи, в Ялте, на Черном море и там генералов кормил. То он служил в Афганистане и там его генарал Рашид Дустум в плен взял, а потом сказал:
- Ты наш, ты - узбек, я тебя отпускаю. Но чтобы ты оружие больше в руки не брал и в мусульман не стрелял!
И подручные генерала взяли большую палку и просунул Хакиму через рукава гимнастерки, что он идет, как будто на кресте. И вот так бедный Хаким шел до своих четыре дня - попить не может, штаны снять не может, пока дошел обосрался. Вот таким он и пришел в тот день.

Прошло какое-то время, потерялся мой бриллиантовый перстень. Я его всегда носил, там особая история была, а когда домой приходил, снимал и клал или на телевизор, или в буфет, просто на полку - совершенно открыто. А кто здесь у меня? Только свои! Жена, домработница, дети да Хаким с Ириной частенько бывают в гостях. Кому я мог не доверять? И вот - потерялся!
Мы все обыскали, мы весь дом перевернули. Неприятная мысль кольнула мое сердце. Звоню Хакиму, а трубку жена берет:
- Ира, а где Хаким?
- А он к своему братишке в зону уехал, навещать. - братишка-то сидел у него.
- Как уехал? А чего мне не сказал? Я бы ехал в Ташкент, захватил бы его по дороге. Зачем деньги тратить? Кстати, а на какие деньги он поехал?
- Мать пенсию получила, на эти деньги он и поехал.
Ладно, какие основания у меня не доверять другу?
Приехал.
- Хаким, ты случайно мой перстень не видел? Найти не можем уже неделю, все обыскали!
- Нет! Ты же его все время вот сюда клал?
А на другой день домработница уборку делает - вот он, перстень, лежит не на верхней полке, куда я его все время клал, а на самой нижней! Как он туда попал? Если бы падал - звенел. Да и не мог он с верхней полки упасть на нижнюю. Это как повязка с горла на ногу сползла. Ладно, нашелся и нашелся - черт с ним!
Но вы запомните и эти слова "БРИЛЛИАНТОВЫЙ ПЕРСТЕНЬ".

Приближалась весна. Хаким стал мне говорить:
- Сталик, если я снова делом не займусь, не начну фрукты возить, то я никогда из этой жопы не выберусь.
Я понимаю, что это так и есть.
- Мне деньги нужны!
- Хаким, у меня у самого мало денег для оборота. Ты видишь - отец умер, я один работаю, у жены сестра умерла, мы еще и племянников воспитываем, здесь у нас маленькая родилась, работа не так уж хорошо идет, чтобы я мог тебе деньги одолжить.
- Ну, найди хоть где! Хоть под проценты!
Я нашел деньги у одного человека. Хаким, тебе напомнить его имя?
Под очень небольшие по тем временам проценты. Приходим мы с Хакимом к этому человеку, а тот говорит:
- Сталик, а это кто? Я его не знаю! Я тебе готов деньги дать, а ему - нет.
Уговорили на условиях, что Хаким пишет расписку, я пишу расписку и Хаким передает ему в залог паспорта Ирины и их дочери.
Хаким взял деньги и уехал в Москву. И пиздец - ни слуху, ни духу. Якобы, с абрикосами. Я считаю недели, месяцы, уже из абрикосовых косточек деревца должны прорасти. Ирине звоню:
 - Где Хаким?
- Не знаю!
Звоню в Москву, пишу знакомым. У Игоря Климашевского, друга моего, был. У Даника Кислова (сайт Фергана.Ру) тоже был. Даник, вроде, более так свой парень, тоже ферганский. Я пишу письмо для Хакима на четырех листах и отправляю Данику. Хаким пришел к Данику в очередной раз, Даник дал ему прочитать мое письмо с упреками.  Тот ничего не сказал. Ушел.

В то время моя жена и Ирина, жена Хакима, пошли учиться на права. Сдали экзамены.
Начальник ГАИ хороший был человек, приятельствовали мы с ним. Как раз несколько дней до этого он ко мне приехал, у них проводок от рации испортился, который в прикуриватель вставлять. Начальник говорит:
- Есть такой у тебя?
Я нож взял, у меня от какого-то устройства такой же шнур шел, отрезал эту штуку, отдал его водителю.
Начальник кричит:
- Ты видишь, какой человек? От своей вещи отрезал!
И вот, начальник подписывал документы, увидел там новые права моей жены и Ирины и, поехав в центр города, захватил их с собой. Зашел в магазин, а меня нет на месте. Он бросил документы на мой рабочий стол, сказал "Сталику передайте".
А тут, еще до моего возвращения приходит тот человек, который деньги Хакиму взаймы дал, беспокоится.
- Сталика нет? Я посижу, подожду?
И видит - вот на столе лежат новые права, паспорт моей жены и... еще один паспорт Ирины. Новый. Она пошла, заявление об утере написала, и взяла новый паспорт. И есть же Бог - этот паспорт попадает в руки именно тому человеку, у которого в залоге лежит ее первый паспорт. Да, паспорт в залог брать нельзя, но ведь и врать нельзя, что она утеряла паспорт? Расписка моя у него. Он говорит:
- Пойду в милицию писать заявление.
Вот это надо мне было еще, а?  Я работал - никто докопаться не мог, комар носа не подточит, а здесь на тебе, на ровном месте будет уголовное дело! Ведь найдутся "друзья" - возбудят обязательно!
Я его еле как уговорил, написал еще расписку о том, что все обязательства Хакима выполню, гарантирую своим имуществом.
Звоню Ирине:
- Ты что делаешь?!
А она:
- Если я не поеду туда, к нему, он ничего не заработает. Ты его не знаешь, я там должна быть. Скажи ему, чтобы паспорт отдал?
- Как он тебе отдаст его? Ты что, с ума сошла? Скажи Хакиму, чтобы деньги искал! И сама ищи!
Жена Хакима одолжила деньги у Ирины Евсеевны, ее коллеги, пожилой женщины, у которой была дочь. Дочь, кажется, была больна, я не помню точно. Помню только, что после отъезда супруги Хакима в Москву Ирина Евсеевна, зная, что мы были дружны, еще очень долго ходила ко мне:
- А Хаким не приехал? А Ирина не звонила? А Вы не знаете, где они?

Примерно через пол года после отъезда Ирины Хаким прислал из Москвы посылку. Какие-то угощения, детям подарки на Новый Год.
Я подумал: "Хорошо, встает на ноги человек!"

А вот как те же самые события описывает Хаким:

"Когда-то много-много лет назад в Фергане мы действительно крепко дружили и я действительно занял у Сталика деньги, уезжая в Москву, а отдала их моя жена почти в 2,5 раза больше, так как он потребовал за несчастные 200 долларов паспорт в залог, пришлось отдать паспорт жены, мой был нужен для поездки в Москву. Прикрываясь тем, что ее паспорт у кредитора, на самом деле он держал его дома и шантажировал этим до тех пор, пока не получил все до копейки с моей жены. Как оказалось, он взял в долг огромную сумму денег у одного (без имен) человека и говорил ему, что все эти деньги взял я и никак не могу их отдать, а мои 200 долларов были как песчинка в бархане его огромных долгов. К сожалению, я узнал об этом уже позже. Сдается мне, что долг этот до сих пор не закрыт..."

200 долларов, да, Хаким? Двести? Фура абрикосов 200 долларов стоила в 2001-м году? Ну, что же ты врешь-то так, а? Ведь и Валентин жив-здоров, и Геннадий Федорович, и мои бухгалтера, при которых приходила Ирина Евсеевна - и Маргарита Александровна, и Света, которая помоложе была бухгалтер. Ведь и Даник Кислов распечатывал мое письмо тебе. Как же тебе не стыдно врать? Для кого ты перед обедом и после обеда руки поднимаешь, Аллаху молишься? Для меня, что ли? Для окружающих? А Его Самого ты не боишься?
Уж 200 долларов для Ирины в тот год не были большой проблемой - она у тебя умница, зарабатывала все больше, у нее и 300 в месяц, и 400 выходило, так что жалкие 200 она могла бы отдать спокойно. Побрякушку бы любую продала, мать бы ей свои дала.
Надо же так врать-то? И ведь находятся дураки - верят и в такое.
ОК, завтра расскажу о твоей жизни в Москве до меня и после меня.
Вот это будет интересно!

Продолжение здесь: http://stalic.livejournal.com/731785.html
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo stalic june 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments