stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Две сестры

Вспоминаю две фотографии из старого альбома, которого уже и не найти, наверное.
На одной фотографии мне почти 2 года, я в костюме "нового 1964-го года", а рядом со мной семнадцатилетняя Лида - нянечка в нашем детском саду, которая потом, в результате большой и красивой любви, стала женой моего двоюродного брата Алика.
А на второй фотографии я совсем еще малыш, стою на парапете фонтана в парке в обнимку со сводной сестрой того же двоюродного брата - Таней. Тане там лет 14-15, не больше.
Лида и Таня умерли недавно. Лида в конце этого мая, а Тане сегодня как раз девять дней будет.

Нас в Фергане немного было. Мой отец да его старший брат, который переехал в Фергану первым. Развелся с ашхабадской женой-азербайджанкой, забрал сына и переехал в Фергану, где встретил тётю Катю, украинку с Алтая, у которой была девочка, чуть помладше его сына Алика.
Еще была бабушка по маминой линии и ее сестра с мужем. У бабушки была двоюродная сестра - вот и вся родня, которую я помню из самого детства.
Это потом уже семья стала расти - молодые женились, выходили замуж, рождались дети. У меня тоже появилась сестренка. Но и Лиду, и Таню, несмотря на отсутствие кровного родства я считал родными, как бы старшими сестрами. Ну, хорошо, пусть двоюродными.
Отделившись от родителей они жили неподалеку друг от друга, их дети росли, фактически, вместе.
Но всегда было заметно, что тетя Катя, супруга моего дяди, Тане уделяла немного больше внимания, чем Алику. И дядя был согласен с таким положением. Это было удивительно тем, что в остальном наша тётя Катя была женщиной очень справедливой, рассудительной и имела в нашей семье непререкаемый авторитет.
Вообще, о тёте Кате следовало бы рассказать подробнее. Это была очень красивая женщина - высокая, статная. Царицу могла бы играть в кино. Работала она главным бухгалтером большого строительного управления, а потом и треста, который и строил, фактически, всю послевоенную Фергану. Несколько раз в год она отправлялась в Москву с отчетами, хорошо зарабатывала, ей постоянно платили премиальные, поэтому у нее была возможность красиво одеваться, покупать себе украшения.
И тётя Катя очень много сил вкладывала в воспитание Тани. У них был большой книжный шкаф, заполненный дефицитной в то время подписной литературой. Тетя Катя заставляла Таню много читать и надо признать - Таня была очень начитанной, она отлично знала русскую классическую литературу и могла поддерживать беседу так, как будто она имеет несколько дипломов о высшем образовании.
Хотя с учебой в школе у нее не очень ладилось и после школы она пошла работать на завод. Как-то раз на заводе случилась авария и Таню залило расплавленной синтетикой, из которой изготавливали искусственное волокно.
И вся дальнейшая жизнь у нее шла наперекосяк, и все тут.
В первый раз она вышла замуж по какой-то сумасбродной любви за отпетого хулигана и бандита Котова. Наши женщины повздыхали над ее выбором и сказали "а может быть он, женившись, образумится, остепенится?"
Я помню, как она бежала из их квартиры - помогал ей переносить вещи, пока никто не видит.
Потом она вышла замуж во второй раз, за Володю Перевязко, командировочного из Ташкента. Тот был умница, талант и имел хорошее образование. Его покойный отец был генералом. Сначала Таня с Володей поехали жить в Ташкент, в большую квартиру, где жила генеральша - мать Володи. Но Таня повздорила со свекровью и они вернулись в Фергану, стали жить в одной квартире с моим дядей и тётей Катей.
Спустя какое-то время трехкомнатную дядину квартиру разменяли и Таня с Володей отделились - у них появился первенец. Я часто бывал у них дома. Володя учил меня фотографировать, показывал, как он умеет чертить. Он набирал в рейсфейдер черную тушь и бесстрашно проводил по белоснежному, дорогому ватману линию. Говорил "проверяй! приложи линейку!" Всегда было идеально ровно.
Как-то раз он принес домой скальпель и небольшой кусок дерева. И вырезал фигурку Чарли Чаплина. Просто так - потому что умел!
У них родился второй мальчик, а потом Володя начал пить. Пил, но при этом оставался все тем же умницей. Тогда, в начале восьмидесятых, было модно ездить на заработки в Сирию и Ирак - Советский Союз там много чего строил и хорошие инженеры были там на вес золота. Из таких командировок спустя несколько лет возвращались обеспеченными людьми.
У дяди была дача, там было несколько бассейнов, которые заполнялись очень холодной артезианской водой, которую потом использовали для полива. Купаться в тех бассейнах можно было только подальше от трубы, из которой лилась ледяная вода. А Вовка в тот очень жаркий день ходил от дачи к даче, пил со всеми, прощался и говорил "я уезжаю в Сирию!". А потом пошел к бассейну, нырнул прямо возле трубы и через несколько минут мальчишки загалдели "смотрите, как дядька умеет нырять!" А он уже умер.
Страшные похороны были. Таня очень любила Володю. И вот, еще совсем молодая, осталась вдовой с двумя маленькими детьми.

Спустя некоторое время разлад пришел и в семью Лиды. Мой двоюродный брат, Алик, который работал тренером спортивной команды и разъезжал по всему Союзу, вдруг развелся с ней и уехал в Кривой Рог. Там женился и у него родилась дочь.
Остались и Таня, и Лида с двумя детьми каждая.
Но даже в такой ситуации тётя Катя больше сил отдавала Тане, они с дядькой старались помочь ей всем, чем могли. Лиде с детьми, вроде бы, тоже помогали, но не так, как Тане.
Спустя восемь лет тётя Катя, будучи еще совсем не старой женщиной, только-только выйдя на пенсию, умерла. Наверное, у нее рак был, но мы не знаем. Похудела, пожелтела и однажды ночью раздался звонок.
Знаете, что такое для Тани было потерять мать?
Приехали их родственники с Алтая, наши родственники из Туркмении, весь наш поселок, весь Трест-8 пришел хоронить тётю Катю. Опять страшная жара. Не дай Бог хоронить в Фергане по-христиански в пору летней жары. Этот гроб с телом в квартире, ожидание родственников, попытки охладить тело льдом, бутылками воды из холодильника. Венки делали сами, гробы колотили сами, сами их обивали материей и кружевами. Гроб для тети Кати я делал с каким-то парнем, плотником, крымским татарином, он даже от денег отказался - проработал в выходной бесплатно, потому что знал тётю Катю и уважал. На поминки потом пришел, крепко выпил. Я три раза плов в тот день готовил - уже взрослый был, умел, а люди на поминки все шли и шли.

Остался дядька один, а Таня и Лида с детьми. Таня по началу ходила к дяде - помочь убраться в квартире, постирать. Но дядя заметил, что стали пропадать дорогие вещи, золото. Поругались, перестала приходить на долгие годы.
У дяди появилась другая женщина, но скоро уехала в Германию. Кажется, ее дочка была от дяди - очень уж похожа была она на нас, прямо одно лицо.
Можно, конечно, и осуждать дядю за то, что при живой-то жене ходил налево да нагулял там ребенка.
Но у них с тетей Катей общих детей не было, хотя сошлись они молодыми. Сначала этот факт никого и не смущал - ну, нет детей, да и нет. Ведь есть же у них Алик и Таня?
Но тайна раскрылась уже после смерти тети Кати, спустя несколько лет. Дядя рассказал, что когда они в первый раз поехали на Алтай - навестить тёти Катиных родственников, - то она почему-то не взяла с собой Таню, тогда еще совсем маленькую. И вот, приехали они в украинское село, идут, все с Катей здороваются, обнимаются. А одна баба говорит по-украински:
- Ой, Катя! Ну, как ты? Как живешь, как устроилась? А это - муж твой? - кивает головой на дядю, который встал в сторонке, чтобы не слышать бабские разговоры и закурил.
Но все же услышал, как та баба спрашивает:
- А как же девочка, которую ты у той алкашки забрала?
Тётя Катя зашикала на бабу, а дядя тогда не придал значения вопросу, то ли сделал вид, что его эта тайна не касается. Вот, есть Катя - красивая женщина, хорошая жена и есть у нее ребенок. Что меняется от того, ее это кровный ребенок или приемный?
Но оказалось, что меняется.
Только узнав тайну тёти Кати мы стали обращать внимание, насколько Таня отличалась от нее во всем, начиная от внешности.
Таня после смерти матери совсем в разнос пошла. Она и раньше-то славилась странными поступками, частыми скандалами с родными, тем, что могла прервать все отношения с близкими людьми на несколько лет, а потом, вдруг, как будто ничего и не случилось, прийти в гости с таким видом, как если бы виделись вчера.
Но после смерти тёти Кати год за годом она теряла все, что ей дала мать за годы воспитания. Она становилась все более вздорной, все более скандальной. Сын женился, взял очень хорошую девушку из отличной семьи. Он со мной в то время работал, те люди знали нас давно, потому что жили неподалеку - а там, в Фергане, все друг друга знали. Отдали дочь, полагая, что она хорошо вышла замуж. Родилась девочка, назвали Катей в честь бабушки - прелесть, а не девочка, очень красивая, рыжеволосая, умненькая. А Таня взяла да и развела их - устраивала скандал за скандалом, пока молодые не разошлись. Родители девушки переехали куда-то в Подмосковье, они были вполне обеспеченными людьми, могли себе позволить и дорогое жилье и работу нашли, разумеется и дочку с внучкой забрали. Остался сын Тани один - так и живет до сих пор, не женился с тех пор ни разу.
Младший сын тоже работал со мной. Я уехал в отпуск, Таня в это время тайком забрала его и отправила на Алтай, к родственникам. Как будто нельзя было дождаться моего приезда! Что я плохого сделал - до сих пор не понимаю.
С тех пор Таня то снова становилась той, прежней Таней из моего детства, которую я любил, то вдруг переставала открывать дверь и отвечать на телефонные звонки - и так годами.

Дети Лиды повзрослели и переехали в Ярославль. Несколько лет, пока они там устраивались, Лида жила совсем одна. Я стал приглашать ее к нам почаще - мало ли, что мой двоюродный брат с ней развелся? - она все равно оставалась для меня родной. И Таня стала к нам приходить. Им обоим довольно тяжело жилось в те времена - зарплаты и доходы малюсенькие, все дорого, их даже обыкновенное мясо на столе радовало в те годы. Мы старались накрывать стол получше, когда они приходили.

Потом Лиду забрали в Ярославль, осталась рядом с нами одна Таня.
Дядя мой, ему было уже 77 лет, получил инсульт, упал ночью и не звонил мне до самого утра. А был апрель, отопление уже отключили, форточка открыта. Простыл до воспаления легких. Мы пришли к нему, подняли его, закутали в одеяла, дали горячий чай, а он плачет и говорит "зачем я только родился?"
Позвонил Тане: "отец в тяжелом состоянии!" А она: "Я не пойду! Мы с ним поругались!" Я говорю: "Слушай, Таня! Он в очень тяжелом состоянии. На этот раз все серьезно!"
Она пришла и первым делом ко мне:
- А он завещание оставил?
- Какое завещание?!
- Насчет имущества?
- Таня, я такие вещи даже и спрашивать не стану.
- А давай скажем, чтобы он написал завещание. Квартиру тебе, а все вещи - мне. Я буду через день приходить, помогать ему. День вы, день я.
- Таня, зачем мне эта квартира? Здесь жила твоя мать, мой дядя, фактически, отец твой, он воспитывал тебя с двух лет. Это все - твое!
- Тогда я позову нотариуса?
Нотариус пришел, протягивает дядьке бумагу на подпись, а он глазами спрашивает у меня "подписать?" Кивнул головой.
Таня пришла к отцу один раз. Через день я, чувствуя неладное, звоню к ней:
- Ты была у отца?
- Я сама болею! Не могу ходить к нему!
Хоть бы позвонила, предупредила. Ведь там лежачий больной!
Нашли сиделку и стали ходить сами каждый день. Дядька умер спустя два месяца. Похоронили, с кладбища возвращаюсь, гляжу, а нового телевизора, который я давал дядьке буквально несколько месяцев назад, уже нет. Танька узлы вяжет, торопится. Сказал своему водителю:
- Махамаджон, тёте Тане тяжело. Помоги ей, отвези вещи, занеси к ней в квартиру.
Через неделю поминки. У нас ключ от дядиной квартиры оставался. Прихожу утром, открываю дверь, а в квартире пусто! Ни мебели, ни хотя бы пиалы воды попить. Все увезла. Пыль свисает со стен, где мебель стояла, пыль на полу, на тех местах, где лежали ковры.
Соседка узбечка заглянула в квартиру, молча принесла веник, тряпку. Убралась, принесла свой палас, постелила матрасики и подушки, чтобы можно было сидеть на полу, принесла посуду. На поминки собралось человек 20, прочитали молитвы, поели шурпу, попили чай. Еще на разошлись, как приходит Таня.
Лицо надутое, ходит, смотрит. Мы собрались, соседка забрала свои вещи и я отдал ключи Тане. Больше мы с ней не виделись, а через год мы уехали в Москву.
Я слышал, что она со старшим сыном поехала во Владивосток, где теперь живет младший. Там Татьяна тоже устраивала скандалы, пытаясь развести сына с женой. Выгоняла невестку из квартиры. Но тот, младший Танин сын, не тюфяк. И сделал очень тяжелый выбор... увы, не в пользу матери. Старший стал его шантажировать "мы из-за тебя квартиру продали, теперь ты нам десять тысяч долларов должен, потому что нам жить негде". Он пошел в банк, взял кредит и горбатился несколько лет, чтобы рассчитаться.
А эти уехали и стали варить в Фергане самогон, продавать алкоголикам. Жуткая деградация личности! И весь благородный труд тёти Кати по воспитанию Татьяны исчез без следа, остались одни гены, которые передались от матери-алкоголички, а там и старшему сыну. Видимо, младший пошел в отца. Хоть бы он был счастлив!

Лида стала жить в Ярославле и восемь или девять лет назад к ней вернулся Алик. Они снова зажили душа в душу, любовь никуда не делась, просто почти 25 лет Лидкиной жизни коту под хвост. Да и Алика жизни тоже, если по большому счету. Но у него хоть какой-то результат - красавица дочь от второго брака, сейчас живет в Италии, замужем, ждет второго ребенка.

Но вторая порция счастья Лиды недолго продолжалась - рак. Операцию делали, химиотерапию проводили. А потом врачи сказали "теперь лечитесь народными средствами".
Весной я видел Лиду во сне. Как будто я принимаю в гостях Патриарха, а приходят Лида с Аликом. И я говорю:
- Ваше святейшество, вот сестра моя, она нуждается в Вашем благословении, потому что у нее рак.
И они пошли навстречу друг другу, а Лида была одета во все темное (никогда в жизни она так не одевалась, всегда была яркой, красивой). Встретились на дорожке в темном из-за огромных, тяжелых деревьев саду. И она наклонилась к его руке, поцеловать, а потом подняла к нему лицо. И лучик солнца пробился сквозь ветви, ярко осветив ее лицо. Она улыбалась и слушала, что ей говорят.
Я думал, что сон к добру. Но нет. За несколько дней до последней операции мы с ней говорили. Ее голос звучал, как в молодости:
- А я никуда не собираюсь! Я еще жить буду!
Пошла на операцию, так и не пришла в себя. Неделю пролежала и умерла.
Уже после похорон пришла какая-то женщина, слегка знакомая, виделись они три-четыре раза, из другого города. Пришла и говорит:
- Могу я видеть Лидию Ивановну?
Ей отвечают:
- Она умерла.
Та говорит:
- Она мне во сне приснилась, требовала, чтобы я пошла к вам и передала ее слова "я сама так захотела".
Не захотела Лида лежать, прикованной к постели. Она привыкла жить красивым и очень светлым человеком.
Но Таню я все равно тоже люблю. Она же была мне сестрой. Любила меня, баловала, мороженное покупала, в кино с собой брала. Я же все помню, куда все это денешь?
Вот такая жизнь, ребята.
Берегите друг друга и продолжайте делать добро, не смотря ни на что.
Не копите обиды на близких, торопитесь прощать, потому что внезапно придет день, когда прощения просить будет не у кого.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo stalic june 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →