stalic (stalic) wrote,
stalic
stalic

Ленкорань. Библейская поэзия.




Одна

И создал Господь Бог ... жену, и привел ее к человеку



Две



припоминаю песни мои в ночи, беседую с сердцем моим



Три



Четыре



А у вас будут песни ... и веселье сердца, как у идущего со свирелью на гору



Итак вы выйдете с весельем и будете провожаемы с миром; горы и холмы будут петь пред вами песнь, и все дерева в поле рукоплескать вам.



Добродетельная жена - венец для мужа своего



Жена твоя, как плодовитая лоза, в доме твоем; сыновья твои, как масличные ветви, вокруг трапезы твоей



..построила себе дом, вытесала семь столбов его,

заколола жертву, растворила вино свое и приготовила у себя трапезу

Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo stalic june 26, 2016 10:44
Buy for 10 000 tokens
Это страница Сталика Ханкишиева - автора кулинарных книг и ведущего телевизионной рубрики "КАЗАН МАНГАЛ". В записях содержатся черновики к уже изданным книгам и книгам, которые еще только готовятся к изданию. Мои видеоролики вы можете посмотреть здесь.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

Bestmak9

April 28 2017, 12:07:45 UTC 6 months ago

  • New comment
Спасибо Сталик. Отец моей супруги из Лянкярана и мы в молодости часто там бывали. Рано утром можно было видеть бабушку на веранде заплетающую седые косы и убирающую волосы под такой же хлопчатобумажный платочек с завязками надо лбом. Потом она ставила самовар и начинала всех будить. Мы спали в маленькой комнате где в стенах были ниши и там лежало сложенным приданное одной из бабушкиных правнучек - стеганные одеяла и подушки в шелковых ярких пододеяльниках и наволочках, коробки с дорогой посудой и даже веник с совком, перевязанные красной лентой. Бабушка хотела, чтобы девочка, выйдя замуж, не нуждалась ни в какой мелочи. А нам , городским, это было в диковинку. Потом, когда все уже вставали, на стол в саду под виноградной лозой ставилось масло, мед, соленый сыр и подавался горячий чурек из тандыра. Соседки договаривались между собой кто в какой день недели будет печь и потом делили свежий горячий хлеб между собой. Вкуснее этого хлеба с румяной корочкой и тающего на нем масла ничего для меня тогда не было в жизни. Бог ты мой, как давно это было. Почти никого из взрослых людей , которых я видел тогда и знал, уже нет в живых. И мы не были там уже больше 30 лет. А дом и сад , запах и вкус хлеба, улицы с вырытыми по краям дороги арыками для дождевой воды, помню до сих пор.